ОБЪЕДИНЕННАЯ ФАШИСТСКАЯ ЕВРОПА. С КЕМ СТОЛКНУЛСЯ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ Ч.1

ОБЪЕДИНЕННАЯ ФАШИСТСКАЯ ЕВРОПА. С КЕМ СТОЛКНУЛСЯ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ Ч.1


Петр Симоненко: Наряду с агрессивным антикоммунизмом для современного украинского и младоевропейского фашизма характерен воинствующий национал-радикализм, ксенофобия (особенно зоологическая русофобия), провоцирование военной истерии, которая может обернуться для человечества катастрофой новой мировой войны.

(Из выступления на Европейской коммунистической встрече в Брюсселе 23 января 2017 года)

В январе 2020 года в Европарламенте было жарко. Парламентарии европейских стран наперегонки обвиняли Советский Союз во всех ужасах Второй мировой войны. Громче всех глотку драли лимитрофы всех мастей и бывшие страны Варшавского договора, видимо, чтобы выказать особую верность западным хозяевам и заработать на своём главном экспортном товаре – пещерной русофобии.

Экс-глава МИД Латвии и депутат от Европейской народной партии Сандра Калниете, меняющая политические движения как перчатки, назвала Сталина союзником Гитлера.

В унисон зазвучал голос из Чехии (части бывшей Чехословакии, которую Польша, Венгрия и Германия с радостью разодрали в 1938-м году) в лице заместителя председателя Еврокомиссии Веры Йоуровой, заявившей: «Еврокомиссия не будет мириться с такими атаками (заявление Путина об антисемитизме польского посла в довоенной Европе – Ред.) и демонстрирует солидарность с Польшей».

Резюмировал этот поток «внезапного» негодования… немецкий политик лидер Европейской народной партии Манфред Вебер, заявив, что пакт Молотова — Риббентропа является соглашением «между двумя дьяволами, двумя чудовищными диктаторами», а также преступлением против демократии и мира.

Манфред Вебер

Что тут скажешь, Геббельс определённо одобрил бы такой подход своего соотечественника.

Между тем, накануне войны с Запада взирал на СССР с неподдельным людоедским аппетитом целый сонм «демократических» стран, соревнующихся между собой в ревностном подражании гитлеровскому нацизму.

Бельгийская демократия 30-х годов

Начнём, пожалуй, с нашего островка бесконечной свободы, демократии и спокойствия, прелестной «шоколадной фабрики» под названием Бельгия, в столице которой обосновалась штаб-квартира ЕС. Негласная родина европейской демократии и единства до войны стала ареной политической борьбы двух нацистских партий: Рексистской партии и Фламандского национального союза. Единственное, что разделяло этих бельгийских «демократов», — национальный состав.

Леон Дегрель

Рексисты ориентировались на валлонов, а «союз» на фламандцев. И эти партии отнюдь не были какими-то маргиналами. Так, на пике своей популярности рексисты набрали свыше 10% голосов бельгийцев, заняв места в правительстве страны. Уже во время войны лидеры обеих партий сотрудничали с нацистами, а глава рексистов Леон Дегрель даже служил в бригаде СС «Валлония», командовал которой профессиональный бельгийский офицер Люсьен Липпер.

Свободная Франция?!

Благодаря всепроникающей пропаганде Франция во Второй мировой ассоциируется с какими-то суровыми типами в беретах и с автоматическим оружием, воюющими против нацистов без страха и упрёка. Этому мифу даже не мешает тот факт, что на стороне фюрера воевало больше французов, нежели против него. Многие реалии до сих пор покрыты тайной. К примеру, мало кому известно такое добровольно комплектуемое подразделение, как Carlingue, более известное как французское гестапо. Эта организация сплотила не менее 30 тысяч французов, занимавшихся уничтожением коммунистов и евреев. Также не спешат вопросить, почему губернаторы французских колоний в Индокитае, Африке и на арабском Востоке тоже поддержали союз с Третьим рейхом, охотно и добровольно.

Францистское движение

Такая проворность и покорность была заложена ещё до войны. Французская политическая поляна 30-х годов напоминала кипящий котёл самых разнообразных националистических партий. Их количество в самом деле было впечатляющим: одни появлялись с жизненным циклом хомячка, другие же задерживались надолго и пускали корни, пережившие всю войну. В духе национализма с разной степенью сочувствия к гитлеровской Германии выступали «Французское действие», Camelots du Roi («Королевские молодчики», неофициальное название), «Францистское движение», «Французская солидарность», Французская партия фашистов и т.д. Выделим лишь несколько из них.

В 1936-м году была основана Французская народная партия. Местечковым фюрером партии стал Жак Дорио. Начав с антикоммунистических позиций, партия быстро скатилась в пещерный национализм. Уже в 1937-м году партия насчитывала 150 тысяч членов. Во время оккупации Дорио помогал формировать Легион французских добровольцев и активно сотрудничал с гестапо.

Плакат Французской народной партии

Конкуренцию партии Дорио составила Французская социальная партия Франсуа де ля Рока. Декламируя постулаты французского национализма, они при этом не горели германским нацизмом и выглядели эдакими «умеренными», но разделяли страх перед «восточными коммунистическими ордами». Испугавшись слишком радикальных коллег из «народной партии», националистически настроенные французы хлынули в ряды «социальной партии», в итоге составив электорат в миллион человек. Последователи де ля Рока были крайне лояльны к правительству Виши, в Сопротивлении участия не принимали, а сам Франсуа и вовсе поступил на службу новому вишистскому правительству.

Знак члена Национально-народного объединения

И, конечно, не стоит забывать про детище Марселя Деа — Национально-народном объединении. Задумана партия была ещё до войны, но лишь с приходом нацистов в неё вдохнули жизнь. Достаточно быстро эти французские нацисты нарастили «мясо» в виде более чем 50 тысяч молодчиков и заявили о необходимости интеграции в «новую Европу». К 1944-му году Деа и его последователи слились в экстазе с вишистским правительством и гитлеровцами. После войны Деа скрылся в Италии, где и прожил спокойно до самой смерти, а на деяния его соратников «свободная Франция» просто закрыла глаза.

Не обошлось и без боевого крыла с националистической идеологией. Таким крылом были «Огненные кресты» («Боевые кресты»). Данная структура состояла из ветеранов Первой мировой. «Кресты» имели свои филиалы, в том числе и молодёжные.

Символ «Огненных крестов»

Кстати, о молодёжи. С 1924-го по 1936-й годы во Франции насчитывалось до 90 тысяч членов радикального военизированного движения «Молодые патриоты», которые буквально копировали опыт «чернорубашечников» Бенито Муссолини. Боевики этого движения расправлялись с коммунистами и сочувствующими, восхищаясь достижениями своих братьев по разуму из Германии и Италии.

Нидерланды - родина тюльпанов и фюрера по имени Мюссерт

Страна тюльпанов перед войной по инерции Первой мировой надеялась отсидеться в нейтральном статусе. Единственное, чего боялись голландцы, так это коммунистической угрозы. А вот созданию нацистского плацдарма непосредственно в Нидерландах в виде многочисленных нацистских партий никто не противился.

Самой старой нацистской партией страны был Национальный союз, основанный ещё в 1925-м году писателем и политическим деятелем Робертом Фредериком Грунинксом ван Зуленом, который, кстати, благополучно пережил войну. Позже эта партия растворилась в других нацистских течениях Нидерландов.

Эрнст Герман ван Раппард, лидер Национал-социалистической нидерландской рабочей партии

Следующей по старшинству является Национал-социалистическая нидерландская рабочая партия, появившаяся на свет в 1931-м году. Лидером стал будущий доброволец СС — Эрнст Герман ван Раппард. Партия была просто клонирована с НСДАП. У неё был собственный «гитлерюгенд», в котором проходила обкатка мозгов совсем маленьких голландцев, были и свои «штурмовики». Даже по поводу свастики фантазировать не стали, просто поменяли цвета. Однако партия была неуклюжей и не смогла снискать поддержки немцев, поэтому её распустили уже после оккупации страны гитлеровцами.

Нашивка голландских фашистов

В 1931-м году была основана ещё одна нацистская политическая структура — Генеральная голландская фашистская лига, которая ставила себе задачей сплочение всех разрозненных ультраправых сил Нидерландов. На первых же выборах в 1933-м недавно созданная партия собрала 17 тысяч голосов. Однако желающих стать единственным фюрером было слишком много, поэтому в 1934-м лига распалась на несколько таких же нацистских партий. Так появились Голландский фашистский союз и «Чёрный фронт». «Фронту» в 1937-м году даже удалось провести своих членов в парламент страны. Эту партия запретили нацисты во время оккупации, т. к. коллаборационисты попросили немцев разрешить им приносить присягу Нидерландам, прежде чем заняться истреблением людей, а не рейху.

Члены Национал-социалистического движения

Но патриархом этого нацистского болота было Национал-социалистическое движение. Основанное в 1931-м году в Утрехте будущим вполне официальным вождём оккупированных Нидерландов Антоном Мюссертом, это движение быстро стало настоящей партией с крайне радикальными националистическими взглядами. Уже в 1934-м году под нацистским знаменем Национал-социалистического движения на митинги вышли около 25 тысяч граждан страны, в которой проживали чуть более 8 млн. человек.

Голландских добровольцев провожают на Восточный фронт. На вагоне справа написано: "Мы едем брать Сталина"

Откровенным нацистам в 1935 году удалось собрать 8% голосов избирателей на выборах в парламент. Теперь члены партии вполне вольготно чувствовали себя во власти, буквально третируя всех своих оппонентов, особенно если их подозревали в малейшей симпатии к коммунистам. Одновременно с привыканием к властным креслам лидер партии Мюссерт начал медленную подготовку к свержению легитимной власти Нидерландов и похищению королевы Вильгельмины.

Они опоздали буквально на месяц. В 1940-м году нацисты сами раздавили Нидерланды, королева и все её приближённые бежали в Британию на британском же эсминце «Хереворд», а гитлеровцы возвели Антона Мюссерта на трон самостоятельно.

По мелочи…

Вероятно, кому-то покажется, что мы намеренно сгущаем краски, ведь слишком сложно поверить, что страны, которые забиты в мозг пропагандой как «пострадавшие», сами в промышленных масштабах культивировали национализм. К тому же в данном своеобразном дайджесте стран предвоенной Западной Европы — далеко не все государства, которым крайне тяжело протиснуться в рамки «жертв». Но приводя именно списком тщательно вытираемые в истории факты, мы можем понять, как в Европе культивировали национальное чванство, то самое «бремя белого человека», которое не давало им покоя, а помноженное на страх «призрака коммунизма», толкало на самые человеконенавистнические действия.

Плакаты "объединённой Европы" 40-х.

Что, к примеру, не давало покоя сотне граждан нейтрального Лихтенштейна, которые по собственной воли пошли воевать на стороне Германии? А в то время это был 1% всего населения этого микроскопического княжества. Домой вернулась только половина этих поклонников «новой Европы», и, конечно, никто из них не преследовался по закону.

Не это ли национальное чванство подвигло министра иностранных дел такой «мирной» Швейцарии Марселя Пиле-Гола при встрече с представителями официального Берлина заявить, что вторжение в СССР — это «действие в интересах всей Европы»? При этом в самой Швейцарии стараниями генерал-майора и талантливого врача Ойгена Бирхера было основано Швейцарское патриотическое объединение с откровенным креном в сторону нацизма. Объединение сплотило огромное количество простых офицеров и даже высокопоставленных военных вроде главнокомандующего швейцарской армии Анри Гизана. К тому же Бирхер в качестве помощи идейно близким нацистам способствовал отправлению на Восточный фронт группы швейцарских медиков под эгидой Красного Креста. Правда, медики эти лечили только тех же «идейно близких» гитлеровцев, полностью игнорируя предсмертные крики и стоны пленных.

Скандинавия

Скандинавия сейчас предстаёт как некий пансионат для эстетов северных пейзажей. Однако до Второй мировой войны никто с такой «научной» педантичностью не воплощал расовые теории в жизнь, как Швеция, Дания и Норвегия. Конечно, нацисты в белых халатах и с научными степенями не бродили по Осло или Копенгагену, освещая старинные улочки факельным блеском, но их верность нацистским идеям была бесспорной.

С конца 20-х годов и до начала войны в том или ином виде так называемые законы о чистоте расы были приняты в Дании, Норвегии и Швеции. Людей «неполноценных» (согласно этим законам) стерилизовали принудительно, а порой и без их ведома. Были введены запреты на межрасовые браки и т. д. Всё это проходило спокойно, без одиозности и систематично, только потом особо ярые нацисты решили калькировать и организационно-геральдическую часть нацизма со свастикой, маршами и прочим.

Сборище датских нацистов

В Дании, на родине знакомого с детства Ганса Христиана Андерсена, до Второй мировой войны власть представляла собой своеобразный марионеточный парламентаризм. Когда премьер-министр не устраивал короля Дании, то собирал вещички и отправлялся восвояси. При этом состав парламента был необычайно колоритным и соответствующим духу времени Европы.

Фриц Клаузен

Основанная в 1930-м году Каем Лембке и Фрицем Клаузеном Национал-социалистическая рабочая партия Дании за пять лет выросла в крупное движение. На выборах 1935-го года нацисты едва не попали в парламент. А вот в 1939-м от датских нацистов в парламент отправились уже три представителя. Пять тысяч активных членов партии были поддержаны ещё 30 тысячами граждан этой милой «демократии». Позже самые непримиримые датские нацисты станут костяком добровольческого корпуса СС «Данмарк». Пикантность ситуации в том, что наследники того датского движения никуда не делись. По сей день официально функционирует Национал-социалистическое движение Дании, объединяющее до 1000 демократических европейцев.

А теперь перенесёмся в Норвегию. Если начать рассматривать ее политическую жизнь до войны, то образ оккупированной несчастной страны начинает блёкнуть. В 1933-м году Видкун Квислинг, министр обороны Норвегии, основал и возглавил партию «Национальное единение». Откровенные нацисты из этой партии не скрывали своих планов в принципе. Сам Видкун в своей книге «Россия и мы» 1930-го года открыто писал про «иго еврейской власти» в СССР.

Плакат норвежских нацистов

К 1933 году в полуторамиллионной Норвегии нацисты собрали 33 тысячи голосов, а в 1936 году поклонников местного фюрера насчитывалось свыше 50 тысяч. К 1940 году только количество членов партии перевалило за 40 тысяч человек. Во время «оккупации», которую, правда, приняли практически без сопротивления, Видкун стал министром-президентом страны. Этот коренной норвежец со своими единомышленниками без какой-либо инициативы от немцев, засучив рукава, стал решать «еврейский вопрос», отправив без привлечения гестапо и СС до половины евреев в лагеря. После «освобождения» Норвегии почти всех членов «Национального единения» амнистировали. За всех отдувался только Квислинг, которого для вида судили и расстреляли.

Но краеугольным камнем нацистской Германии в Скандинавии была Швеция. Формально придерживаясь нейтралитета, Швеция фактически была на стороне Гитлера. Миллионы тонн руды и металлопроката отправлялись в Германию в шведских морских конвоях, которые сопровождались… шведскими военными кораблями. Также в поддержку Германии был сформирован Svenska frivilligbataljonen, т.е. Шведский добровольческий батальон. На смотры этого «нейтрального» формирования явился сам «нейтральный» король Швеции Густав V. Как же не посетить близких по духу? Король, как заботливый друг, даже слал фюреру письма с поздравлениями по поводу побед Германии на территории Союза.

Король Густав V (справа) и Герман Геринг

Ещё в 1922 году в Швеции был основан Государственный институт расовой биологии. Он с «научной» точки зрения обосновал необходимость расовых законов. За несколько лет «учёные» перемерили около 150 тысяч черепов граждан Швеции с целью найти «качественный расовый материал». Одновременно активно функционировало общество «Шведская расовая гигиена». Венцом сего действа стал откровенно расовый закон от 1934 года. За время действия этого закона, который, кстати, отменили только в 1976 (!) году, свыше 30 тысяч (по другим данным, свыше 60 тысяч) человек были подвергнуты стерилизации по самым разным причинам, включая принадлежность к национальным меньшинствам вроде саамов.

Милый дедушка Кампрад

Такой государственный евгенический нацизм пережил даже Вторую мировую за ширмой «нейтралитета». Но достаточно вольготно в Швеции себя чувствовали и вполне себе одиозные нацисты. В 1930-м году студенты Уппсалы организовали движение «Det Nya Sverige», т.е. «Новая Швеция». За считанные годы движение собрало около 10 тысяч членов, активно выступающих на прогерманских позициях даже во время войны. Масштаб этого движения был таков, что в рекрутировании новых членов принимал участие всемирно известный основатель «Икеа» Ингвар Кампрад. Вплоть до 1945-го года будущий магнат агитировал среди молодёжи и собирал деньги для братьев по разуму.

Наглядное пособие расового института Швеции

Но и этого «демократической» Швеции 30-х и 40-х годов было мало. В 1915-м году был основан Национальный союз Швеции, который в свою очередь был молодёжным крылом «Правой партии». Со временем «молодёжь» росла и наконец отделилась от своей материнской конторы, став ярыми нацистскими радикалами. В середине 30-х годов нацисты даже смогли выдвинуть трёх своих представителей в риксдаг (парламент Швеции).

Позже все эти движения и партии оказывали помощь бывшим нацистам. Одних переправляли на Запад, других возносили на щит борьбы с коммунистической деспотией и, конечно, всячески противодействовали выдаче коллаборационистов и нацистских преступников всех мастей властям СССР. А расовый институт Швеции был упразднён лишь в 1958-м году. Правда, упразднение было весьма своеобразным – исследования были продолжены в стенах университета Уппсалы.

Прибалтика – тоталитарный хутор довоенной Европы

Из трёх прибалтийских стран на протяжении всех тридцати лет со времени обретения независимости с завидным постоянством доносится ностальгирующий стон по той довоенной «демократии» и «свободе», которую отобрали кровавые большевики. Так о какой же свободе и европейской демократии вообще идёт речь?

По сути все три прибалтийских страны были яркими примерами типичной восточноевропейской диктатуры с креном в сторону махрового пещерного национализма. При этом диктатуры эти были хуторянскими. Никакого промышленного блеска чудовищной нацистской Германии там не было. Тяжёлая экономическая, эпидемиологическая и социальная ситуации становились трамплином для любого ультраправого популиста, которые сменяли друг друга с поразительной скоростью, не гнушаясь ни военных переворотов, ни жесточайших репрессий, ни колоссального института доносительства, которому даже гестапо позавидует.

Эстонские "вапсы"

В 1934 году вождь Эстонии с официальным титулом старейшины Константин Пятс вместе с генералом Йоханом Лайдонером организовал и осуществил военный переворот, что привело к так называемой диктатуре Пятса. Мгновенно была введена однопартийная система, жёсткая цензура СМИ и началась «эстонизация» населения страны. Махровый нацизм стал реальностью. Злая ирония судьбы состоит в том, что альтернативы у эстонского народа не было. Ведь главными оппонентами Пятса были не меньшие нацисты из партии «вапсов» (Лига ветеранов Освободительной войны). Эти молодчики строили свою партию по примеру финских и немецких нацистов, имея глубокие связи с ними. Позже, пользуясь именно этими связями, лидер «вапсов» Артур Сирк смог бежать за границу от последователей Пятса. В общем, ассортимент фюреров в «демократической» Эстонии был богатым.

Эстонские нацисты и их старшие товарищи

Не отставала и Латвия. В том же 1934-м году, когда в Эстонии произошёл переворот Пятса, в Латвии Карлис Улманис при содействии вооружённых сил и отрядов айзсаргов, организованных по типу военизированных банд «чернорубашечников», захватил власть и установил диктаторский ультраправый режим. Были ликвидированы все политические партии, приостановлено действие конституции, распущен Сейм и начаты репрессии против приверженцев социалистических партий и коммунистов.

Айзсарги

При этом разгул национализма в Латвии принял в итоге даже несистемные формы, при этом вполне защищаемые со стороны официальных властей. В том же году переворота произошло знаковое и страшное убийство неофициального лидера русской православной общины Латвии архиепископа Иоанна Поммера. Яростного борца с русофобией и защитника православия архиепископа Иоанна нашли на втором этаже сгоревшей столярной мастерской на окраине Риги, где он фактически и жил. На теле были обнаружены следы пыток. Руки архиепископа были связаны проволокой, в паху обнаружили пулевое ранение, а на туловище отметили следы ожогов от калильной лампы. Естественно, дело намеренно развалили, подозреваемых отпустили, а уже через месяц следствие было официально прекращено. Вскоре Латвийская православная церковь была выведена из Московского патриархата и введена в Константинопольский. Нацисты ликовали.

Маленький фюрер Литвы — Сметона

Однако безусловным лидером по насаждению нацизма, русофобии и антисемитизма можно смело считать довоенную Литву. Ещё в 1926-м году путём военного переворота к власти в Литве пришёл Антанас Сметона со своей созданной в 1924-м году партией правых радикалов «Союз литовских националистов». Алгоритм действий ничем не отличался от действий националистов в других прибалтийских странах – запрет всех партий, ужесточение цензуры и дискриминация по этническому признаку. Контакты правительства Сметоны с немецкими нацистами и итальянскими фашистами были столь тесными и глубокими, что Аугустинас Повилайтис, директор департамента госбезопасности Литвы, докладывал оперативную информацию своим кураторам из СС (Хейнц Грефе, оберштурмбанфюрер СС) и РСХА (Вернер Бест) с таким же прилежанием, как и своему формальному начальству. По сути, все 30-е годы спецслужбы Литвы обслуживали нацистов.

Во время войны эстонские «вапсы» скопом пошли в ряды «Омакайтсе», эстонской военизированной полиции, нёсшей службу в концлагерях, проводившей карательные акции и уничтожавшей евреев. Латвийские айзсарги влились во вспомогательную полицию нацистов. А литовские националисты дружно разбрелись по СС и вермахту, впрочем в этих конторах хватало и эстонцев, и латышей.

На родине Йоулупукки

Согласно современной своеобразной мифологии, Финляндия была оттолкнута «кровавым» Сталиным в сторону союза с нацистской Германией Зимней войной. Но задолго до войны финский национализм и антикоммунизм культивировался на самом высоком уровне. Так, Кюёсти Каллио, политик правого толка, премьер-министр, а с 1937-го по 1940-й год и президент Финляндии, всегда стоял на антикоммунистических позициях, подминая под свои взгляды любые демократические принципы.

В 1923-м году, когда Каллио сидел в кресле премьер-министра, он, манипулируя правительством, открыл на Социалистическую рабочую партию Финляндии настоящую «охоту на ведьм». Партия, набравшая 15% голосов населения, оказалась под запретом. Видных партийных деятелей арестовывали под надуманными предлогами, поводом могло стать даже подозрение в сочувствии коммунистическим идеям. Коммунисты фактически стали вне закона, а репрессии шли волна за волной.

Флаг Лапуаского движения

Чтобы закрепить эту «победу» над коммунистами, Каллио начал разрабатывать настоящую государственную программу, которая должна была заблокировать путь коммунистам к власти и закрепить позиции ультраправых. Всё это привело к появлению на свет Лапуаского движения, стоявшего на доктрине национализма. Лапуаское движение начало крайне символично – с погрома собрания коммунистов. Вскоре движение превратилось в некое подобие штурмовых отрядов рейха. Лапуасцы практиковали террор. В итоге только в 1932-м году финские власти поняли, какого зверя выпустили на волю, когда лапуасцы составили план военного переворота. Движению «пригрозили» применить войска.

Лидеры Патриотического движения на фоне бюста итальянского дуче

Движение распустили… формально. В том же 1932-м году было создано Патриотическое народное движение. Фактически это была политическая партия, но движение было нацистским. Члены водили дружбу с гитлеровцами и итальянскими фашистами. Идеей-фикс они рассматривали «Великую Финляндию», которую планировали создать путём завоевания обширных территорий СССР и Швеции. Официальным приветствием в партии был принят фашистский салют, был свой «гитлерюгенд» и свои «штурмовики». Партия без труда провела своих членов в парламент Финляндии. И лидерами этого клубка негодяев были не какие-то маргиналы, а первые люди страны: дипломат Герман Гуммерус, экс-командующий финскими ВВС Арне Сомерсало, писатель Вильхо Хеланен и т. д.

Были и многочисленные нацисты меньшего размера: Карельское академическое общество, грезившее захватом территорий Союза, «Сине-чёрные» (что-то вроде штурмовиков) и т. д.

По материалам СМИ

Продолжение следует...


Также по теме:

АМЕРИКАНСКИЙ ФАШИЗМ


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах