“ПРИМУ К СЕРДЦУ ВАШУ БОЛЬ…” 27 ноября родился З.И.Красовицкий (1923-2008). Солдат Победы. Коммунист с 1945-го. Заслуженный врач УССР.  Доктор медицинских наук

“ПРИМУ К СЕРДЦУ ВАШУ БОЛЬ…” 27 ноября родился З.И.Красовицкий (1923-2008). Солдат Победы. Коммунист с 1945-го. Заслуженный врач УССР. Доктор медицинских наук


Стылое  утро 7 ноября 92-го. Сторонники коммунистической идеи собрались в Сумах, на центральной площади областного центра. У памятника В. И. Ленину.  На первый свой после контрреволюционного переворота митинг. Посвящен он 75-й годовщине Великой Октябрьской революции. По сравнению с предыдущими годами людей собрались немного. Но пришли самые стойкие, самые убежденные, сохранившие верность заветам первого в мире государства рабочих и крестьян.

На постамент у памятника поднялся  человек, имя которого имя хорошо известно в городе и далеко за его пределами. Ему трудно стоять на одной ноге. Единственная опора – костыли. Пронизывающий ветер бьет в грудь, развевает полы плаща и красный бант на груди. Но стоит уверенно и будто чеканит каждую фразу. Находит именно такие слова, после которых светлеют лица, расправляются плечи. Прибывают и прибывают люди, все больше становится участников митинга. Человек говорит о том, что они, ветераны войны, кровью своей и боевых товарищей, отстоявших завоевания Октября, никогда не предадут его идеалы. В отличие от троицы отступников, в глухой Беловежской пуще, подальше от миллионов людских глаз, одним росчерком пера позволивших себе отправить историю Советского Отечества.

Он еще не знал, что через каких-то пару часов, когда отшумят митинговые страсти, когда разойдется большинство участников торжества, группа юнцов, науськиваемая  вандалами-демократами, бросит к подножью памятника венок из колючей проволоки.  Наблюдавшие за действиями осквернителей милиционеры им не препятствовали. Под одобрительные возгласы оставшихся ветеранов беру в свои руки сей омерзительный продукт, уношу его прочь. Через несколько  минут от него осталась лишь груда обломков. Тут же подлетел «УАЗ» с подвижной милицейской группой, которая предпринимает попытку задержать меня.  Непонятно только: «За что?»

Узнав об этом позорном факте, Зиновий Иосифович Красовицкий, не стал, как некоторые, тихо возмущаться в темном углу,  привлек внимание депутатов городского Совета, депутатом  которого являлся в течение многих созывов, а еще председателем  комиссии по здравоохранению. Он не оказался среди тех, кто в трагические для партии коммунистов и страны  августовские дни, кто демонстративно выбрасывал партийные билеты, ломался на глазах,  посыпал свою голову пеплом и каялся за несовершенные преступления. Он был в числе большинства депутатов, которое мужественно противостояло попыткам национал-экстремистов протащить решение о сносе памятника Ленину. Им было нелегко под напором обнаглевших «свидомитов», но они не дрогнули. Величественный памятник остался на площади.

Поднимет на него руку спустя десять лет глава областной администрации Щербань, получивший в народе прозвище отпетого хапуги и разрушителя. А продолжил это черное дело нынче экс-мэр города Минаев, внук деда, расстрелянного за трусость и   дезертирство на Курско-Орловской битве. Оба вскоре уйдут в небытие политическими мародерами, снискавшими бесславие и презрение жителей города.

А тогда, в те хмурые августовские дни, наверное, не все знали, как неимоверно трудно было Красовицкому. Нестерпимо ныло «простреленное» несколькими инфарктами сердце, огнем горела нога, которой у него нет почти пять десятилетий. Но им ли, захмелевшим от вседозволенности и обуявшего их психоза, дано право испытывать его на прочность?

Родился он в небольшом городке Середина-Буда, в советское время ставшего районным центром, уютно расположившегося у самой границе Украины и России. Он родом из поколения тех выпускников, которые субботним вечером 21 июня упоенно вальсировали на школьном балу. А завтра была война и они почти все дружно ринулись в военкомат. Зиновию лишь через полгода исполнится 18 лет, о фронте и действующей армии речи пока не могло быть. Получил направление на учебу, в военно-медицинскую академию. В Куйбышеве, как и везде, они учились по законам военного времени: за год осваивали программу  двух курсов. Сталинград не позволил доучиться. Будущим армиям прорыва требовались не только бойцы. Лейтенант Красовицкий стал военным фельдшером одного из батальонов 1-й танковой армии, удостоенной впоследствии звания гвардейской.

Военфельдшер танкового батальона  гвардии лейтенант Зиновий КРАСОВИЦКИЙ, 1943 год

После Сталинграда были Курск и Белгород, где даже сталь не выдерживала. Они не только выстояли, а и перешли в неудержимое наступление, которое не в силах были остановить отборные эсэсовские полчища. Навсегда остались в его памяти ожесточенные бои за Ахтырку, первый освобожденный город родной Сумщины. Враг не мог смириться с потерей этого важного стратегического узла, бросил в контрнаступление свыше 400 танков. Город несколько раз переходил из рук в руки, но мужество и доблесть гвардейцев оказались сильнее. В степи под Ахтыркой первую на его боевом пути награду 20-летнему военфельдшеру вручил командующий танковой армией Катуков. Орден Красной Звезды. Здесь Красовицкий стал кандидатом в члены партии. Приняли сразу пятерых. Судьба подарила ему счастье выжить одному.         

- А приняли в члены КПСС в 1945-м, - вспоминал со своей неизменной и обаятельной улыбкой на лице Зиновий Иосифович. – Ранения мешали. Не везло порой.

Да, враг не щадил ни боевые танковые порядки, ни наступающую следом советскую пехоту, ни фельдшеров и санитаров. Вот лишь несколько цифр из его воинской биографии. Оказал неотложную помощь и эвакуировал с поля боя 178 раненых бойцов. Получил четыре ранения, из них самое тяжелое  - в битве за Берлин.

Военные люди хорошо знают, что такое штурм с применением танков в условиях огромного города. Невозможность маневрировать техникой, неизбежные при этом большие потери. Гитлер распорядился оборудовать более 400 долговременных железобетонных узлов глубиной в несколько этажей. Батальоны фольксштурма получили на вооружение 3 миллиона фауст-патронов. Во главе одной из штурмовых танковых колонн шла машина командира их батальона. Вдруг, ранее безотказная, Т-34 дернулась и застыла на месте.

Под пулями, разрывами снарядов и мин военфельдшер преодолел расстояние в несколько десятков метров, вытащил из танка  непослушное тело комбата. Жив! И в это время рубящий удар по левой ноге бросил его в бездну. Пришел в себя, ощутив, что раненая нога отказалась повиноваться. Вдобавок ко всему одна из штанин зацепилась за какое-то препятствие. Сил хватило лишь на то, чтобы избавиться от него, ползком добраться хоть к  какому-то укрытию. Случилось это за два дня до полной капитуляции столицы третьего рейха.

«Врачи и медсестры мне потом рассказывали: вокруг веселье, радость, эхо победного салюта. Я то ли отхожу от наркоза, то ли продолжаю бредить, звать в атаку, спешу на помощь товарищам. Еще не осознаю, что левой ноги нет, она ампутирована почти до  паха», - это опять из области его  воспоминаний.     

А теперь о моменте истины. До последних лет своей жизни Красовицкий считал, что почти перед каждым человеком стоит  неумолимый выбор. Между добром и злом. Между правдой и кривдой. Между честью и бесчестьем. Между смертью и бессмертьем во имя торжества святого дела. Между верностью своим убеждениям и соглашательством, бесхребетностью. Между возможностью тянуть за собой вереницу серых дней и служением делу, к которому прикипел всем сердцем еще там, в горниле схваток и сражений. Продолжил учебу, но теперь уже в стенах Харьковского медицинского института. Она давалась ему на диво легко. Может быть, потому, что всегда и везде, несмотря на невзгоды скупых послевоенных студенческих лет, чувствовал рядом надежное плечо Марии Семеновны, ставшей ему надежной подругой и помощницей на всю оставшуюся жизнь. Институт окончил с отличием.

В конце сороковых годов в Сумы из соседней области прибыл  один из выпускников медицинского института. Скромная должность дежурного ординатора его не обескуражила. С первых дней работы на новом поприще его отличали высокая требовательность, прежде к самому себе, с непременным условием не претендовать при этом на какие-то скидки и поблажки. Вдобавок ко всему обладал огромной  работоспособностью. Вскоре его коллеги и жители города сумели убедиться, что в лице заведующего отделениями инфекционных заболеваний городских больниц получили чуткого, отзывчивого доктора и руководителя в одном лице. Ему понадобилось время, чтобы убедить областные власти в необходимости иметь  собственную инфекционную больницу. Его усилиями и возглавляемого им коллектива это лечебное учреждение подобного профиля стало одним из ведущих на просторах Союза.  Долгие годы оно не сдавало этих позиций. Условиям, которые здесь были созданы, могли завидовать первоклассные клиники. Даже в атмосфере начавшейся тотальной разрухи отечественной медицины Красовицкий стремился делать все, чтобы как можно быстрее вернуть своих пациентов к полноценной жизни.

С нескрываемой радостью встретил сообщение о регистрации Компартии Украины, не конституционно запрещенной в августе 1991-го, принял действенное и активнейшее участие в восстановлении областной партийной организации и ее составной части – Сумской городской парторганизации. Коммунисты областного центра неоднократно избирали его членом городского комитета партии коммунистов.       

Научной деятельностью стал заниматься, будучи еще мало кому известным в ученых кругах врачом. За его плечами стояла  многолетняя лечебная практика. Она легла в основу его кандидатской диссертации. Одержимость в сочетании с опытом снискали ему авторитет одного из хорошо известных в Союзе врачей-инфекционистов, достойного продолжателя традиций отечественной эпидемиологии в лице академика Гамалеи. Его  перу принадлежат  более 150 научных работ, опубликованных в отечественных и международных изданиях. Они и поныне  имеют огромное практическое  значение. В 1980 году успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора наук. Стал первым в Сумской области доктором медицинских наук. Неизменно избирался членом правлений  обществ инфекционистов СССР и УССР.

В блеске признания, высоких званий и  наград: орденов Октябрьской Революции, Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, Трудового Красного Знамени, двух орденов Красной Звезды, званий «Заслуженный врач Украинской ССР и «Почетный гражданин города Сумы»

К началу 90-х годов, то есть к обретению  независимости Украины, перед областью встала проблема  обострившегося дефицита врачебных кадров. И это в ситуации , когда  были накоплены многопрофильная  лечебно-материально база и неоценимый опыт предшественников. Назову лишь несколько имен: народный врач СССР хирург И. Х. Деревянко, заслуженные врачи Украинской ССР И. К. Егорова, З. Й. Красовицкий, А. С. Марков, М. В. Лобода, Н. М. Пшеничный и многие другие. Красовицкий был в числе тех представителей медицинской науки и практики, которые отстояли в 1992 году идею создания медицинского факультета на базе Сумского государственного университета, впоследствии преобразованного в самостоятельный институт. С 1998 года возглавил кафедру инфекционных болезней с курсом эпидемиологии.

Детище Зиновия Иосифовича – это не только инфекционная больница. На ее базе  возник  не имевший  пока что аналогов в Украине центр медико-инфектологических и экологических проблем «Экобинф». Одновременно с лечением, диспансеризацией здесь проводили большой объем лабораторных, научно- исследовательских работ, освоили выпуск крайне необходимых медицинских и ветеринарных препаратов. Поликлиническое и стационарное отделения, своя аптека с широким набором заготовленных своими силами лекарственных растений, лаборатории.    

- Обидно было только, - сетовал мне Красовицкий, - что наше научно-исследовательское учреждение не получало  на эти цели из бюджета ни копейки, в то время, когда государство  расходовало огромные средства на закупки таких же лекарств и препаратов, но только в импортной упаковке.

Не за горами было   время, когда на горизонте  отчетливо замаячат фигуры авантюристов, дилетантов и будущих разрушителей отечественной системы здравоохранения. Многие из них даже не имели базового медицинского образования, не говоря уже об опыте практической работы.      

К глубокому сожалению, годы брали свое. Сказывались не только последствия фронтовых ранений, но более всего надорванное в неуёмных заботах и хлопотах сердце, вынужденное остро реагировать на каждое проявление чужой боли. Одна из кардиологических клиник в Германии взялась осуществить  операцию на сердце, несмотря на преклонный возраст пациента. Было в то время ему 80 лет. Операция прошла удачно.

После нескольких лет разлуки он снова в Сумах,  долгожданная встреча, последнее интервью с ним. Я еще не предполагал, что оно окажется последним. Масса радостных телефонных звонков и поздравлений. И одновременно – его нескрываемая горечь от последних событий в родной Украине, где авторы «оранжевой революции» упивались своим триумфом, где на политическую арену все более нахраписто выходили «новые герои»  в обличье боевиков ОУН – УПА, прочих участников «вызвольного руху» от советской «оккупации».  

Вот лишь несколько строк из  той беседы с ним:  «Никогда не забуду  апрельские дни 45-го, когда смерть обдала меня своим жутким дыханием. Дополз до укрытия – это было то ли какой-то подвал, то ли стена. Оттуда доносились голоса на украинском языке. Зову на помощь. Ранен в ногу, истекаю кровью. В ответ: «Сейчас у тебя не будет и второй ноги». Скорее всего, это оказались недобитые вояки  дивизии СС «Галычина» или каратели, уничтожавшие на своем пути польские, украинские и белорусские села. Из числа тех, кого Геббельс успел поставить под ружье в качестве последних защитников Берлина. Тщетными оказались потуги  недобитков. Наши санитары нашли меня, действовали быстро и сноровисто, их усилиями я тут же  оказался на госпитальной койке. Этого забыть и простить  невозможно, как и внимать  призывам Ющенко и прочей рати о примирении (Ющенко В. А. – Президент Украины с 2005 по 2010 год, Прим – В. С.)».

А вот  еще одна страница из  блокнота, где Красовицкий делится своими впечатлениями о  действительности  нынешней Германии. Как то  смотрел по одному из телеканалов выступление одного из генералов бундесвера, где тот довольно лестно отзывался о действиях вермахта на Восточном фронте, о его заслугах. Прошло несколько дней и во многих СМИ появилось сообщение, что упомянутый генерал отправлен в отставку. Это сугубо  мое личное впечатление, но мне кажется,  что нынче в немецком обществе создается такая атмосфера, что малейшая попытка идейной реабилитации режима третьего рейха обречена на провал, что немецкий народ, образно говоря, получил такую прививку от нацизма  что ее хватит на несколько поколений, если не навсегда. Хотелось бы дожить до того времени и в моей родной Украине, когда даже само упоминание о гитлеровском фашизме и его сателлитах Бандере и Шухевиче были отправлены в небытие, расценивались как преступление перед человечеством». 

Последнюю поездку на родину Зиновий Иосифович Красовицкий совершил в 2008 году. Многие читатели одной из местных газет и сумского телевидения с нескрываемым восхищением смотрели сюжет о том, что легендарный доктор Красовицкий вновь в дорогой его сердцу больнице. Радостные встречи, теплые объятия, слова искренней благодарности, добрые пожелания, заверения, надежды. Тогда еще никто не догадывался, что это было его прощание с дорогим для него коллективом, а в их лице - со всеми, кому он, не щадя себя, отдавал частицу своего горячего сердца.

Спустя четыре дня из далекого города Кёльна пришла скорбная  весть о кончине Красовицкого. Выполняя его волю, его родные и близкие все сделали, чтобы он был похоронен  в Сумах, с которыми связана вся его яркая жизнь – одного из солдатов Победы, убежденного коммуниста, ученого, одновременно доброго и чуткого доктора, умевшего находить не только эффективные препараты, но добрые слова и советы  страждущим.

Памятник З.  И. Красовицкому у входа на Центральное кладбище в Сумах. Авторы -  скульпторы Д. Чеснов и В. Коваль

В эти суровые и нелегкие дни медики Сумской областной инфекционной клинической больницы имени З. И. Красовицкого снова «на линии огня» - борьбы с коронавирусной пандемией, все делают для того, чтобы преодолевать последствия «болезни века». По заключению главного инфекциониста Украины Ольги Голубовской, недавно побывавшей в этом лечебном учреждении, ее коллектив действует в высшей степени профессионально, умело использует свой богатый опыт, в тесной взаимосвязи  со всей службой здравоохранения области.

Сумская областная инфекционная клиническая больница, которой в начале ХХI века по ходатайству коллектива и общественных организаций областной совет присвоил имя З. И. Красовицкого                       

Согласимся, лучшей оценки, более достойного памятника Красовицкому и его делу   найти мне не удалось.

Владимир СИРЯЧЕНКО


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах