Фанфары "повторного брака"


Обострение конфликта в Сирии вновь высветило мотивы турецких властей. Желая отторгнуть часть страны, они грозят свержением её законному правительству. Ситуация стала закономерным следствием уступок Москвы, потакавшей захватническим планам Анкары.

Цитадель джихада

«События в Сирии — миниатюрная модель третьей мировой войны». В этих словах президента страны Башара Асада есть зерно истины. Продолжающаяся почти девять лет гражданская война как зеркало отражает главные противоречия глобальной политики. Как пояснил Асад, установившийся после развала СССР миропорядок уходит в прошлое. США больше не обладают неоспоримым лидерством, их теснят другие державы, и ареной столкновения стал Ближний Восток.

К мысли президента можно добавить, что положение сложнее, чем просто борьба за наследие «дряхлеющей империи». Во-первых, Вашингтон пока не собирается выпускать из своих рук рычаги влияния на международные процессы и будет держаться за них даже ценой развязывания войн. Во-вторых, интересы конкурирующих сил приводят к разрыву одних союзов и появлению других — с теми, на кого ещё вчера ставилось клеймо врага.

Эта ситуация не нова и является неотъемлемой чертой империалистической стадии капитализма. По словам В.И. Ленина, государства и стоящие за ними монополии могут заключать соглашения о разделе рынков, что не отменяет борьбу капитала за передел мира в погоне за новыми прибылями.

Центром очередного конфликта стал так называемый Большой Идлиб — территория на северо-западе Сирии, включающая одноимённую провинцию, а также часть соседних регионов: Алеппо, Латакии и Хомса. В соответствии с договорённостями в рамках «астанинского формата» здесь была создана «зона деэскалации». Гарантом режима прекращения огня стала Турция, создавшая 12 наблюдательных постов по периметру «Большого Идлиба».

По мере перехода остальных «зон деэскалации» под контроль Дамаска сюда стекались боевики со всей Сирии, так что постепенно регион стал настоящим «заповедником террора». Здесь находятся порядка 70 тыс. джихадистов, половина из которых иностранного происхождения.

Взяв ответственность за Идлиб, Анкара приняла ряд обязательств. Во-первых, создать демилитаризованную зону, гарантировав вывод оппозицией тяжёлых вооружений и прекращение обстрелов населённых пунктов и позиций правительственных сил. Во-вторых, обеспечить транзитное сообщение по автотрассам M4 (Алеппо — Латакия) и M5 (Алеппо — Дамаск). В-третьих, развести «умеренную оппозицию» и террористов, ведя непримиримую борьбу с последними.

Ни одно из обещаний выполнено не было. Несмотря на некоторые разногласия, группировки боевиков не только действуют в союзе против Дамаска, но и одинаково поддерживаются Турцией и Западом. Главарь джихадистского альянса «Хайат Тахрир аш-Шам» Абу Мухаммад аль-Джулани не раз откровенничал о финансовой и военно-технической помощи со стороны Анкары. А спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри заявил, что идлибские экстремисты «являются борцами патриотической оппозиции и не представляют международной угрозы».

Не соблюдался и режим прекращения огня. Только в январе от обстрелов из Идлиба погибли 150 мирных граждан — в основном жители Алеппо, примыкающего к «зоне деэскалации». Твердя о «варварских бомбардировках» Идлиба, Анкара и Запад предпочитают не замечать эти жертвы. Односторонняя позиция занята и в отношении наступления сирийской армии. Оно изображается не как антитеррористическая операция, а как вторжение и военное преступление.

Покровители террора

Интенсивность критики возрастает по мере продвижения войск. Им удалось освободить больше трети «Большого Идлиба», включая города Саракиб, Маарет-эн-Нууман и западные окраины Алеппо. От боевиков очищена дорога M5. Под контролем Дамаска оказались и несколько турецких наблюдательных постов.

Анкара восприняла это как посягательство на свои интересы. Ситуация обострилась после гибели нескольких турецких военнослужащих. Обстоятельства инцидента крайне туманны: Дамаск и командование российского контингента заявили, что Турция не предупредила о передвижении своих войск, что и привело к трагической развязке. В Анкаре возразили, что уведомления посылались.

Как бы то ни было, у Турции появился повод для открытого вмешательства. В Идлиб переброшены сотни единиц бронетехники, включая танки и самоходные артиллерийские установки, реактивные системы залпового огня, а также тысячи бойцов. Среди них — турецкие военнослужащие и боевики исламистских группировок из других районов Сирии. По данным Анкары, жертвами ударов турецких войск стали свыше сотни сирийских солдат, три танка и вертолёт, сбитый истребителем F-16. Ещё два вертолёта были уничтожены боевиками, получившими новое оружие.

Оправдывая интервенцию, президент Турции Тайип Эрдоган обвинил Дамаск в нарушении соглашения о прекращении огня и потребовал отвести войска на исходные позиции. «Иначе, — пригрозил он, — мы будем наносить удары по сирийской армии где угодно». Ещё резче высказываются его соратники. По словам главы праворадикальной Партии националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели, без свержения Асада стабильности не будет ни в Сирии, ни в Турции. «Турецкий народ должен планировать возможную операцию по вторжению, вплоть до взятия Дамаска. Угнетатели должны быть уничтожены!» — заявил он. Серьёзность подобных призывов усиливает тот факт, что ПНД является союзницей правящей Партии справедливости и развития (ПСР), обеспечивая власти абсолютное большинство в парламенте.

Другим виновником кризиса объявлена Москва. «Вместе с Дамаском Россия подвергает атакам мирных жителей и проливает кровь, — возгласил Эрдоган. — Она испытывает наше терпение. Мы говорим им: не переходите нам дорогу!» Президента поддержал Бахчели. Возложив на Москву вину за гибель турецких военнослужащих, он призвал пересмотреть с ней отношения. «Россия не имеет добрых намерений», — заключил политик.

Согласно недавнему опросу, 72 процента турецких граждан стали относиться к России хуже, а уровень доверия к Москве составляет всего 16 процентов. Учитывая риторику большинства местных СМИ, это неудивительно. Руководство страны деятельно подогревает такие настроения. Состоявшийся в начале февраля визит Эрдогана в Киев имел подчёркнуто антироссийскую направленность. «Мы продолжим отстаивать территориальную целостность Украины и не признаём незаконную аннексию Крыма», — заявил гость.

Для подтверждения своего расположения Эрдоган пообещал поставлять Киеву природный газ и до конца года завершить переговоры о создании зоны свободной торговли. Кроме того, Турция окажет финансовую помощь украинской армии и закупит у Киева военно-транспортные самолёты Ан-178. Символичным стало обращение Эрдогана к почётному караулу с лозунгом «Слава Украине!» на украинском языке. «Героям слава!» — ответили военные. Приветствие, использовавшееся боевиками Организации украинских националистов (запрещена в РФ. — Ред.), теперь официально принято в силовых структурах.

Старые и новые союзы

Как бы ни возмущались околокремлёвские СМИ «новым ударом в спину», ситуация была предсказуема. Можно сказать больше: без ряда шагов российского руководства нынешний кризис не стал бы столь острым. Пойдя на восстановление отношений после уничтожения российского Су-24, Москва сделала Анкаре серию уступок за спиной Дамаска. Идлиб был превращён в турецкий плацдарм, а пресловутые наблюдательные посты стали полноценными базами с сотнями военнослужащих и тяжёлым вооружением. На невыполнение соглашений о деэскалации в Кремле закрывали глаза, а бесчисленные атаки вооружаемых Турцией боевиков (в том числе на российские базы в Тартусе и Хмеймиме!) вызывали лишь озабоченность МИД. Наступления сирийской армии на Идлиб прекращались после переговоров Эрдогана с В.В. Путиным, так что «заповедник террора» не только сохранился, но и стал почти неприступной крепостью.

С одобрения Москвы Анкара и подконтрольные ей экстремистские группировки заняли север провинции Алеппо, часть провинций Ракка и Эль-Хасака. Эти районы фактически отторгнуты от Дамаска: здесь вещают турецкие теле- и радиоканалы, введено обучение на турецком языке, в качестве платёжного средства используется турецкая лира.

Поэтому, когда Эрдоган пеняет Кремлю за нарушение обещаний, то в чём-то он прав. Долгое время Москва потакала экспансионистским устремлениям Анкары, а последнее наступление Дамаска поддержала только после гибели от рук боевиков нескольких офицеров спецназа ФСБ. Не исключено, впрочем, что нынешний натиск сирийской армии опять станет жертвой турецко-российского торга.

Объяснение следует искать в экономических интересах. 8 января в Стамбуле прошла церемония ввода в эксплуатацию газопровода «Турецкий поток». «Турция и Россия показывают… пример взаимодействия и сотрудничества на благо наших народов и народов всей Европы, всего мира», — заявлял Путин.

Но межгосударственные отношения при капитализме подчинены узкоутилитарным соображениям выгоды, и Анкара решила об этом Москве напомнить. В прошлом году закупки Турцией российского газа стали минимальными за 15 лет, упав сразу на 40 процентов. На сегодня полностью не заполняется даже «Голубой поток», не говоря уже о новом газопроводе. С учётом того, что Евросоюз который год снижает потребление «голубого топлива», перспективы обеих ниток «Турецкого потока» выглядят смутно.

Суть создавшегося положения раскрывает Коммунистическая партия Турции (КПТ). В её анализе отмечается ослабление системы альянсов с главенствующей ролью США. В этих условиях обостряется конкуренция за рынки. «Было бы глупо ожидать, что турецкий капитализм, который достиг значительного уровня развития… избежит этой борьбы», — продолжают в КПТ.

Политическим прикрытием захватнических планов стал так называемый неоосманский проект. В нём соединились мифы о возвращении «незаконно отторгнутого исторического наследия» и об антиимпериалистическом характере этого процесса. Тем самым обеспечивается массовая поддержка аннексии земель и ресурсов. Но, указывают коммунисты, интересы капитала не имеют ничего общего с нуждами простых людей. Народу отводится роль «пушечного мяса» в кровавых авантюрах.

Напомнив о ленинской идее, согласно которой активность борьбы за рынки прямо пропорциональна силе капиталистической державы, КПТ оценивает возможности турецкой буржуазии. По мнению партии, неолиберальные реформы последних двадцати лет привели к сильнейшим диспропорциям, увеличили хрупкость турецкой экономики и её зависимость от иностранного капитала. Поэтому, вожделея контроля над регионом, Анкара не обладает потенциалом для полного разрыва с Западом. «Турецкая буржуазия хочет вступить в «повторный брак» с США и Германией, выторговав себе относительно широкую свободу действий. Возможно, Эрдоган использует напряжённость в Сирии, чтобы навести мосты с Вашингтоном», — считают коммунисты.

И действительно, турецкие власти обратились за помощью к Западу. «Анкара ждёт от США и НАТО более конкретной поддержки по ситуации в Идлибе», — заявил министр обороны Хулуси Акар. В Вашингтоне поспешили дать положительный ответ. В ходе состоявшегося 17 февраля телефонного разговора с Эрдоганом Дональд Трамп выразил солидарность с политикой Анкары в Идлибе и заявил, что Россия должна прекратить поддерживать «преступления режима Башара Асада». Прибывшая в Турцию делегация во главе с Джеймсом Джеффри сообщила, что США рассматривают разные варианты помощи, включая передачу разведданных и поставку военного оборудования.

Но и до последних событий в Сирии турецкие власти не горели желанием разрывать отношения с Вашингтоном. С участием восьми турецких компаний начата модернизация крупнейшей американской базы в Турции «Инджирлик». А в ходе визита в Турцию министра торговли США Уилбура Росса стороны договорились укреплять отношения, в качестве положительного примера приведя четырёхкратный рост поставок американского сжиженного природного газа в 2019 году. «Анкара и Вашингтон нуждаются друг в друге, им необходимо быть вместе», — отметил турецкий государственный телеканал TRT.

Внешняя политика буржуазных стран имеет только один принцип: полное подчинение потребностям капитала. Поэтому ждать мира в Сирии в ближайшее время нельзя. Большинство вовлечённых в конфликт сторон имеют мотивы, вовсе не связанные с нуждами её народа.

Сергей Кожемякин


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях