Петр Симоненко: Энергонезависимость Украины должна выстраиваться на системном государственном подходе

Петр Симоненко: Энергонезависимость Украины должна выстраиваться на системном государственном подходе


Зашедшие в тупик газовые переговоры с Россией наконец-то заставили правительство Украины начать думать о том, как обеспечить энергетическую безопасность и самодостаточность страны. Министр энергетики Ю. Бойко, а затем и премьер-министр Н. Азаров поспешил заявить о том, что намерены массово перевести отечественные ТЭЦ с газа на уголь, отказавшись от дорогого российского газа. Правда, Бойко при этом сразу уточнил, что сначала эти ТЭЦ нужно… приватизировать или передать в концессию, а технологии – заказать китайцам. При этом Азаров обещает увеличить добычу собственного украинского газа на 10% - с 20 млрд. кубометров до 22 миллиардов. А буквально через день тот же Ю. Бойко делает новое заявление - в случае снижения Россией цены на газ Украина готова его покупать даже больше.

Прокомментировать ситуацию на энергорынке Украины мы попросили руководителя фракции КПУ в Раде Петра Симоненко, поскольку коммунисты неоднократно поднимали вопросы энергетической политики государства, разработки энергетического баланса, а ряд   предложения по разрешению этого вопроса Компартия Украины сформулировала еще в прошлом году в своей антикризисной программе.

- Петр Николаевич, как вы оцениваете нынешние инициативы правительства в вопросе формирования энергонезависимости Украины? Означают ли они, что Кабмин изучил антикризисную программу КПУ и принял её к исполнению?

- Мы положительно оцениваем стремление власти перестать тешить себя иллюзиями и, наконец, приступить к решению тех вопросов, от которых зависит вектор развития страны. Таких вопросов на сегодняшний день накопилось критическая масса – это и проблемы продовольственной безопасности Украины, и проблемы модернизации базовых отраслей промышленности, и системные сбои в ЖКХ. А вопрос энергетической безопасности вообще стоит особняком и представляет собой реальную угрозу для страны.

Нынешний Кабмин разрывается между двумя несовместимыми целями – с одной стороны им нужно удовлетворить финансовые интересы олигархов, неплохо зарабатывающих на энергетике, с другой – хоть как-то адекватно отреагировать на угрозы для всей страны. Из-за того, что цели противоречивые, шаги правительства тоже противоречивые. Я бы назвал это шараханьем, а не системным решением проблемы.

Откуда взялись «угольные» инициативы Кабмина? Они возникли потому, что газовые переговоры с Россией зашли в тупик. А если бы не зашли, если бы нашелся хоть краткосрочный, но компромисс? Об угле и не вспомнили бы?

В том и заключается принципиальное различие позиции коммунистов и позиции буржуазной власти – мы говорим о государственном системном подходе, они – о латании дыр. Причем, как следует из подтекста, планируется, что на этих «латках» еще и заработает очередные миллиарды приближенный к власти бизнес.

Скажите, как вообще серьезно можно говорить и планировать что-то в вопросах энергетической независимости и безопасности Украины, если у государства нет расчета топливно-энергетического баланса (ТЭБ). Последний такой баланс был составлен еще при Советской власти в 1990 году, а в СССР он делался на каждую пятилетку. Целью составления ТЭБ является согласование количественных и качественных показателей добычи, импорта, экспорта и потребления топливно-энергетических ресурсов, такой предназначен для прогнозирования, планирования, нормирования, управления потоками энергоресурсов в государстве. Без него обойтись нельзя. В нашей стране есть множество источников энергии – газ, уголь, электроэнергию, метановый газ, мазут, альтернативные источники, включая энергию солнца и ветра – но не имеем научно обоснованного и экономически просчитанного баланса их использования.

Кроме того, а это уже гораздо серьезней – в Украине нет реального государственного учета и аудита того, как расходуются энергоносители. Мы покупаем российский газ по 415 долларов, а газ собственной добычи, себестоимость которого около 200 гривен, уполномоченные на то спекулянты перепродают за границу, и, естественно, гораздо дороже. Вот премьер говорит, что в текущем году хотят добыть дополнительный миллиард кубов украинского газа. Это хорошо, но что-то это даст украинскому народу? 300-350 миллионов долларов прибыли опять осядут в карманах  узкого круга олигархов.

Вот почему мы настаиваем на  аудите энергопотребления, аудите себестоимости и цены энергоносителей, на разработки энергетического баланса.

Кроме того, и это для нас вопрос принципиальный – Компартия считает, что основные источники энергии в стране, обеспечивающие энергетическую безопасность государства – должны быть в государственной собственности.

- А как вы относитесь к самой идее перевода ТЭС на уголь? Оправдает ли она ожидания?

- Двояко отношусь. Но любое решение – это поиск компромисса между «хочется» и «можется». Что будет, если ТЭС перевести на уголь?

О позитиве. Я хотел бы в первую очередь подчеркнуть не только выгоды для снижения нашей зависимости от поставок импортного газа, но и положительный эффект от этого решения для угольной отрасли страны, которая пребывает в плачевном состоянии.

Перевод какой-то части ТЭС на уголь дает возможность вдохнуть новую жизнь в шахты, поспособствует модернизации и запуску обогатительных фабрика. Вы же понимаете, что использовать на ТЭС уголь, в котором содержится 30% пустой породы – это сразу же убить всё оборудование. Уголь нужно обогащать. Все мероприятия, в комплексе, создадут дополнительное количество рабочих мест, что немаловажно для депрессивных угольных территорий, где от работы одной шахты зависит жизнь двух-трех шахтерских городов.

Волей – неволей государство вынуждено будет заняться тем, чем заниматься упорно не хочет – инвестировать в модернизацию шахт и безопасность шахтерского труда.
Кроме того, если отказаться в этом процессе от закупки любого зарубежного оборудования для ТЭЦ, а разместить эти заказы в украинских НИИ, на украинских машиностроительных и приборостроительных предприятиях – такой комплексный подход позволит подтянуть дела сразу в нескольких отраслях. Это все, безусловно – плюсы программы.

Но есть здесь и величайшая опасность, о которой инициаторы перевода ТЭС на уголь или вообще не хотят говорить, или говорят вскользь. Я еще раз возвращаюсь к принципиальному вопросу о государственной собственности на предприятия и объекты энергетики. Это вопрос стратегический.

Неужели в Кабмине думают, что никто не понимает опасность их планов по созданию частного энергетического монстра?

Сегодня коммунальная теплоэнергетика под контролем государства, государство может регулировать цены на тепло, хотя делает это, конечно, спустя рукава. А что будет завтра, если цены для населения будет диктовать кучка олигархов? Как бы не получилось того, что теплоноситель, разогретый на дешевом украинском тепле не оказался дороже, чем тот, который греют на российском газе. Я сказал «как бы», но мы все прекрасно понимаем, что именно так и будет. ТЭС – монополист, он диктует цены, а отказаться от его услуг невозможно. До того, как конкретную станцию приватизировали, стоимость тепла для населения от ТЭС была в два раза ниже, чем после приватизации. Монополист диктует цены в свою пользу. А люди вынуждены платить, ведь альтернативы и возможности выбора у них нет.

Второе. Как только возникнет потребность в угле для ТЭС, я уверен, у большого и приближенного к власти бизнеса сразу же возникнет идея приватизации шахт. Причем, они будут выхватывать для приватизации лучшие шахты, которые имеют относительно современное оборудование, удобные для добычи пласты и дают прибыль. А все проблемные и не рентабельные шахты останутся государству и лягут тяжелым грузом на бюджет.

И еще один принципиальный момент. А нужно ли вообще ставить вопрос о поголовном переводе ТЭС на уголь? В стране, например, ежегодно вырабатывается около миллиона тонн мазута, являющегося отходами производства светлых нефтепродуктов. Где это возможно и в таком объеме, который нужен, в производстве тепла должен быть применен мазут.

Далее – сланцевый газ. Это – прекрасный источник топлива для ТЭС в западных регионах, во Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей. Но такой альтернативой никто серьезно не занимался, хотя уже полтора десятка лет говорят о том, что нужно чем-то заменить российский газ.  Сегодня не известны даже запасы сланцевого газа, называются ориентировочные цифры с огромным расхождением от 2 до 30 трлн. кубометров. А только для геологических исследований и оценок запасов потребуется от 2 до 5 лет. Почему упустили время? Потому, что никто сегодня не хочет думать перспективно. Власть мыслит категориями «от выборов до выборов», а бизнес настроен только на сиюминутную прибыль, и желательно, чтобы без инвестиций, на простеньких спекуляциях.

Не могу не затронуть и экологический аспект  вопроса перехода всех ТЭЦ на уголь.
Несомненно, это будет серьезным ударом по экологии городов. Нельзя сравнить выбросы в атмосферу от сжигания газа и угля, последние всегда будут тяжелей и опасней.

Подводя итог, скажу - проблемы есть и они серьезные. Но решать их нужно правильно, чтобы не загнать страну в еще более глухой энергетический тупик.
Сама постановка вопроса в такой плоскости, мол, «Россия не идет навстречу, мы обиделись и переходим на уголь» - это не государственное мышление.
Но еще раз подчеркну – любое решение по созданию сбалансированной и эффективной энергетической политики Украины должно начинаться с главного: с аудита и разработки научно и экономически обоснованного топливно–энергетического баланса, с экономического анализа для выработки критериев энергоэффективности национальной экономики.

Вернусь к началу нашего разговора. Позиция Компартии относительно топливных инициатив Кабмина позитивна в том плане, что власть впервые за 20 лет вообще задумалась о том, какой должна быть энергетическая политика Украины – сбалансированной, многовекторной и независимой от капризов мировой экономики. Но мы крайне негативно оцениваем возникшие угрозы того, что на газовых, а широком смысле – на энергетических проблемах страны опять могут нагреть руки и набить кошельки олигархи. Нынешняя Украина – государство капитала, нынешняя власть – власть для большого бизнеса. Интересы народы у всех у них даже не на втором, а на двадцать пятом месте.

Чтобы решить проблемы энергонезависимости, нужна политическая воля и политические решения в интересах народа. Компартия и в нашей антикризисной программе, и в отраслевых программах не однократно предлагала такие решения. Нам нужно сделать главное – вернуть страну и её природные богатства народу, отдать в руки народа власть, все остальные вопросы – вторичны. Все они разрешимы, их только нужно захотеть решить.

Пресс-служба


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях