И корабль плывет…


Когда президент Владимир Зеленский говорил о том, что мы спасены от блэкаута, потому что к нам направляются семь судов типа «Панамакс» с углем, у меня возник логичный вопрос: а что случилось с нашим украинским углем? Почему его не хватает? Понятно, что большая часть шахт осталась на неподконтрольной территории. Но тех, которые в “зоне доступа”, 33 штуки. Неужели они не в силах обеспечить потребности “неньки” в угле? Или дело в другом? В европейских ценностях, на которые мы подписались, не подумав о том, как жить дальше?

По словам министра энергетики Германа Галущенко, для того чтобы успешно пройти зиму, Украине понадобится порядка 3,5 млн. тонн энергетического угля в течение предстоящего отопительного сезона. Об этом со ссылкой на заявление чиновника сообщает «Интерфакс-Украина».

Власть также помогла чем могла, то есть ценными указаниями. Есть еще и указ президента 452/2021, которым утверждено решение Совета нацбезопасности и обороны Украины от 30 июля 2021 года о мерах по нейтрализации угроз в энергетической сфере.

В указе дано распоряжение Кабинету министров до 31 октября текущего года обеспечить накопление природного газа, резервных видов топлива и угля для бесперебойной работы топливно-энергетического комплекса в отопительный период 2021/2022, а также установлен приоритет предоставления полувагонов для отгрузки угольной продукции шахт и обогатительных фабрик. За это большое спасибо. 

Те корабли, о которых говорил Зеленский, это 75 тыс. тонн энергетического угля из США, законтрактованные “ДТЭК Энерго” и ПАО “Центрэнерго”. Поэтому, когда гарант Конституции говорит, что такими закупками Украина делает первый шаг на пути к полной энергетической независимости, меня “улыбает”. Покупать уголь в США или Польше – это “энергетическая независимость”? Точно? Ничего не перепутали?

Мне всегда казалось, что любая независимость страны в плане ресурсного обеспечения – это собственная добыча. Будь то вода, газ, уголь, другие энергоносители. Когда мы говорим о том, что плохая Россия, которая, между прочим, агрессор, не дает нам угля и мы будем искать его в Польше, Америке, Казахстане и ЮАР, я опять-таки возвращаюсь к вопросу: а что с нашей собственной угледобычей?

Недавно читала, что на шахтах ДТЭК добыча газового угля выросла до 10 млн. тонн и заработали 17 новых лав. При этом в ноябре запасы угля на складах ТЭС генерирующих компаний опустились ниже 0,5 миллиона тонн. В Минэнергетики говорят, что за последнее время они снизились почти на 12%. Давайте разбираться.

В Украине 102 шахты, больше половины находится на неподконтрольной территории; нам доступны 33. Из них лишь четыре считаются рентабельными. И это ключевой момент.

Украина тратит около 3 млрд. грн. ежегодно на отрасль, это не спасает шахтеров от многомесячных долгов перед ними. В то же время, согласно новым правилам, связанными с соглашением об ассоциации между Украиной и Евросоюзом, Киев обязан сократить поддержку угольной отрасли.

Согласно законодательству о государственной помощи, которое является частью обязательств, взятых Украиной перед Европейским Союзом по соглашению об ассоциации, государственные средства должны тратиться эффективно. Это означает, что  казенные деньги нельзя использовать на дотации шахтам, которые не могут стать прибыльными.

И не важно, что сами европейцы вовсю дотируют свое сельское хозяйство, состоящее из мелких фермеров. Им можно, а нам нельзя.

Выполняя директивы ЕС, Антимонопольный комитет Украины представил на публичное обсуждение проект критериев допустимости государственной помощи в угольной отрасли. Оказывается, предоставлять государственное финансирование шахтам будет допустимым, если это способствует экономическому развитию и реструктуризации отрасли в целом. А просто чтобы перезимовать без блэкаутов – нельзя.

По соглашению об ассоциации с ЕС, в Украине разрешается дотировать лишь те шахты, которые могут стать рентабельными. Можно финансировать по программе начальных инвестиций, покрытия операционных расходов и для прочей европеизации.

Убыточным шахтам государственная помощь должна предоставляться только на закрытие таких шахт с четким планом ликвидации. А это 20 шахт из 33. Задумайтесь над этими цифрами. Большая часть шахтеров и менеджмента шахт, которые ничего другого в своей жизни не делали и верно служили государству, вдруг понимают: их списывают.

Стране не хватает угля, но денег на дотации шахтам нет. Точнее, их нельзя выделять по договору с ЕС. Можно только на финансовую помощь и переквалификацию сотрудников. Из серии “переучим шахтеров в программистов”. Если это конкретный регион, можно признать его с особым финансовым статусом. Что это даст простому забойщику? Ничего! 

Иногда приводят в пример европейский опыт. Говорят, что Германия планирует закрыть свою последнюю угольную шахту, полностью выполнив свои обязательства по регулированию в Европейском Союзе. Знаете, как на это реагируют простые работяги: мол, так фашистам и надо. Пусть померзнут, как в 1941-м под Москвой.

Но замерзнем и мы, если угля не будет. А не будет его не потому, что закончился, а потому, что Евросоюз не велит добывать. Другими словами, оказывать государственную поддержку закрытию неприбыльных шахт. Кстати, прибыльными являются 16 шахт, которые находятся в частной собственности и показывают прекрасные результаты работы. Интересно, сколько они выкопали? И почему угля не хватает?

Специалисты говорят, что по состоянию на конец сентября украинские ТЭС и ТЭЦ заявили о возможных поставках угля на уровне 15,5 млн. тонн. В том числе уголь украинской добычи – 11 млн. тонн, импорт – 4,5 млн. тонн. Необходимость дополнительной поставки от 1 до 1,65 млн. тонн. Это два раза запустить «Панамаксы».

Но дело в другом. В 2015 году  было добыто 39,7 млн. тонн каменного угля, в 2016-м – 40,9 млн. тонн, в 2017-м – 34,9 млн., в 2018-м – 33,3 млн., в 2019-м – 31,2 млн. В 2020 году добыча угля упала на 7,7% (или на 2,4 млн. тонн) по сравнению с 2019 годом – до 28 млн. тонн. Но это из-за локдауна. В нынешнем году добыча идет более высокими темпами.

Почему же все-таки не хватает? Потому, что по соглашению с ЕС украинские шахты готовят к консервации, а шахтеров к увольнениям. Украинский уголь, увы, залегает очень глубоко, и добывать его с устаревшим  энергоемким оборудованием слишком затратно.

Дешевле купить в далекой Австралии, где около половины угля добывают так называемым открытым способом. Шахты не выкапывают, потому что топливо можно найти на глубине нескольких метров. Себестоимость добычи австралийского угля – $20-30 за тонну. Украинского – в пять раз выше австралийский! С тех пор, как Австралия из политических соображений перестала поставлять уголь в Китай, мы можем там кормиться.

Теоретически идея неплохая. Далеко, правда. Зато не агрессор. И Евросоюз поддержит. Не деньгами, так добрым словом. В общем, главное, что корабль плывет. Корабль с импортным углем. О том, что можно получить тот же самый объем в Украине, скромно умалчивается. Пардон, украинские шахтеры, но вы очень дорогие. И даже под угрозой энергокризиса мы не дадим вам шанса.

Галина Акимова


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях