Пьер Лоран: Идеи коммунизма – это идеи будущего

Пьер Лоран: Идеи коммунизма – это идеи будущего


Интервью с Пьером Лораном - политическим деятелем, генеральным секретарем Французской компартии (2010 – 2018 гг.), главой фракции Евролевых в Европейском парламенте (2010 – 2016 гг.), сенатором Франции с 2012 года. 

–  Мой первый вопрос: как Вы стали коммунистом?

–  Я стал коммунистом еще совсем молодым – в старшей школе и в университете, когда участвовал в студенческом движении. Тогда, в 70-е годы мы вели борьбу за равные права на образование. Это остаётся важной темой и в наши дни. Именно благодаря сопротивлению молодежи Франция имеет доступную систему качественного образования. Мы сражались за максимальную демократизацию этой системы, чтобы она развивалась вне логики социального неравенства. И продолжаем это сделать сегодня, поскольку правительство Макрона пытается ввести ограничения на доступ к образованию.

В 70-е годы мы также устраивали кампании за освобождение Анджелы Дэвис – активистки из США, выступавшей против расовой дискриминации. Мы выступали в поддержку правительства Народного единства в Чили и против свергнувшего его в 1973 году Пиночета.

Я родился в семье коммунистов. Мои родители занимали ответственные должности в ФКП. Но мой личный путь начинался именно с того, о чём я Вам говорил. Я возглавил молодёжное крыло партии, а потом, в конце 70-х, стал секретарём Союза студентов-коммунистов. И с тех пор, все эти годы продолжаю быть активистом коммунистического движения.

– А что лично для Вас означает быть коммунистом?

– Я считаю, что идея коммунизма прекрасно выражена в девизе Республики Франция: свобода, равенство, братство. Это не только слова, которые написаны на здании Республики. Это ещё и борьба, которую народ ведёт со времён Великой французской революции 1789 года. Именно тогда и появился этот девиз-триптих. Я считаю, что за эти три слова нужно постоянно сражаться.

Думаю, что французские коммунисты сформировались на двух основах.

Первое – это многовековая борьба народа за свою свободу. Тут надо вспомнить и Революцию 1789 года, но также и другие революционные выступления – в 1830 и 1848 годах. А ещё Парижскую коммуну и далее – Народный фронт, движение Сопротивления, программу Национального совета Сопротивления в 1945 году, в котором играли большую роль коммунисты. Так что наше коммунистическое движение имеет глубокие национальные корни.

Второе – это работы Маркса и Энгельса, которые структурировали коммунистическое движение во всём мире и показали, какое значение имеет в нашей борьбе международная солидарность. Мы всегда стремимся быть вместе с прогрессивными силами в других странах, особенно в условиях экономической глобализации. Ведь чтобы избавиться от гнёта капитализма, мы должны еще сильнее объединять наши усилия. Жан Жорес, деятель социалистического движения, который был убит накануне Первой мировой войны из-за своей борьбы за мир, говорил: «Немного интернационализма отдаляет от своих корней, много интернационализма к ним приближает». Поэтому наша цель – делать всё, чтобы наша страна была свободной и братской, страной равенства всех людей. И при этом французские коммунисты чувствуют солидарность с товарищами из других стран.

– Вы упомянули Жана Жореса. Он был основателем газеты «Юманите». Вы тоже работали в этой газете, были её главным редактором. Повлиял ли на Вас этот опыт?

– Да, очень сильно. Я получил экономическое образование и после окончания университета работал экономическим обозревателем в газете «Юманите». Проработал там 25 лет и сделал карьеру от самого простого журналиста до начальника отдела и главного редактора. С 2000 по 2008 годы я возглавлял редакцию газеты. Это опыт сильно повлиял на моё видение мира – ведь работа журналиста требует постоянной проверки и анализа информации. Этот навык я использую и сейчас в своей повседневной жизни. «Юманите» много пишет о социальных и профсоюзных движениях, но большая часть внимания газеты уделяется вопросам культуры, интеллектуальной жизни страны. Сейчас лишь немногие издания пишут о чем-то подобном.

«Юманите» была основана Жаном Жоресом в 1904 года, когда ещё не было Французской коммунистической партии. Газета выражала интересы революционного течения французских социалистов. Жан Жорес был убит 31 июля 1914 года, а в 1917 году произошла Октябрьская революция, и в 1920-м была создана ФКП. Акционеры «Юманите» решили примкнуть к ФКП, в результате чего газета стала печатным органом партии, которым она остаётся, по сути, и в наши дни. Но в памяти людей «Юманите» осталась связанной с Жоресом – следовательно, она продолжает быть чем-то большим, нежели простой партийный вестник, и продолжает оставаться крупным и уважаемым ежедневным изданием для всего левого движения. А ежегодный праздник, который устраивает «Юманите», до сих пор является важной площадкой для политического и культурного общения. Каждый год его посещает порядка 500 000 человек, среди которых много молодёжи.

– Коммунизм – это часть левого движения в целом? И если да, то чем для Вас является это движение?

– Да, коммунизм – это левое политическое и интеллектуальное движение. Левые появились во Франции во время Великой французской революции. Тогда в Конвенте шло голосование во время которого были мнения разделились между теми, кто хотел продолжить революционные преобразования, и теми, кто считал, что необходимо остановиться и даже сдерживать революционный процесс. Глава Конвента сказал всем сторонникам революции сесть слева, а ее противникам – справа. До сих пор в Парламенте депутаты социалисты и коммунисты садятся слева от трибуны выступающего, тогда как правые и реакционеры садятся по правую сторону.

Таким образом, левые – это те, кто хочет принести миру радикальные преобразования. Но среди них есть различные течения, иногда даже слишком умеренные. Распад СССР положил начало новой эпохе для коммунистов, ведь уже невозможно было ссылаться на это государство в качестве аргумента или контраргумента. Каждый  должен был задаться вопросом о том, почему он является коммунистом и будет ли он продолжать им быть. ФКП решила оставить слово «коммунистическая» в названии партии.  Мы много сделали для того, чтобы провести реновацию идей коммунизма, чтобы показать, что они значат сегодня: мир людей, а не конкуренции, мир свободы, а не царство авторитаризма и войны – не забывая также и о внимании к планете и окружающей среде.

– То есть, на левых лежит сейчас большая историческая ответственность?

– Несомненно. И, надо признать, это нелёгкое дело. Ведь неудачный пример Советского Союза и опыт других стран соцлагеря очень дискредитировал идею. Капиталисты воспользовались этим для продвижения тезиса о несостоятельности коммунизма. Наша задача – показать, что коммунизм является выходом из капиталистического общества, переживающего кризис. Также нам установить связи с другими идейными течениями левых, которые не называют себя коммунистами, но стремятся к тому же, к чему и мы: жизнь ради людей, солидарность, равенство, защита окружающей среды. Идеи коммунизма – это идеи будущего. Учитывая неудачи и успехи прошлого, мы видим в этих идеях путь к более справедливому миру.

– Какие литературные произведения повлияли на Ваше мировоззрение? Есть ли среди них русские писатели?

– Помимо Маркса и Энгельса я зачитывался французскими романами XIX века: Гюстав Флобер и Эмиль Золя. Критика буржуазного общества в книгах Флобера и Стендаля, рассказ о жизни рабочих в книгах Золя отражает нашу действительность и заставляет задуматься. Также стоит назвать Луи Арагона и Эльзу Триоле – писателей-коммунистов ХХ века. Кстати, Триоле была русской – младшей сестрой Лили Брик. Я читал все их произведения. Из русских писателей я очень люблю пьесы Чехова – в них тоже содержится критика русского буржуазного общества того времени, описание декаданса уходящего с исторической сцены дворянства.

Благодаря Чехову я заинтересовался Россией – и даже начинал учить в старшей школе русский. Правда, сейчас я не могу ни читать, ни говорить по-русски, но я зато познакомился с вашей культурой. Это очень красивый язык. Я также старался следить за русским кинематографом, начиная с великих классиков прошлого столетия. То, что мне доводится почитать и посмотреть сейчас из произведений современного российского искусства наводит меня на мысль, что это общество также находится в кризисе – хотя в них по-прежнему заметен глубокий лиризм, присущий России.

– А Вы бывали в России? Если да, то что Вам бросилось в глаза – в хорошем или плохом смысле этого выражения?

– Я много раз был в Советском Союзе – правда, всегда в довольно молодом возрасте. Меня интересовала эта страна, и у меня было к ней изначально позитивное отношение. В основном я посещал крупные города, и видел там очень образованных людей с высоким уровнем культуры. Но у меня было весьма поверхностное восприятие СССР – ведь я всегда был в сопровождении родителей, на официальных приёмах. Потом был краткий визит в постсоветскую Россию – но тоже в составе делегации. Однако я собираюсь приехать в вашу страну еще раз, чтобы узнать её лучше.

– Что Вы думаете о распаде СССР?

– Мне кажется, что большой проблемой в СССР была неразвитость демократии, которая не позволила стране справиться с большим количеством имевшихся трудностей. Также был тяжелый период сталинских репрессий. Мне кажется, что вместо демократии к власти пришла бюрократия – и в последние 20 лет своего существования страна была парализована в политическом смысле. Это и помешало ей выйти из кризиса, несмотря на попытки его преодолеть. Важным фактором стала гонка конкуренции с капиталистическими странами – в частности, в области вооружения. Это стоило СССР очень дорого.

Но дальше все было еще хуже – начался период правления Ельцина, когда страна была фактически продана. Олигархи завладели природными и экономическими богатствами, захватив их при участии стран Запада, представляющих интересы иностранного капитала. В результате этого восстановление свободы в вашей стране должно занять какое-то время.

– Не хотите ли Вы сказать что-то от себя тем молодым людям, которые пополняют сейчас ряды коммунистов в России и в других странах бывшего СССР?

– Я хотел бы поприветствовать тех, кто стремится к лучшему, солидарному миру, к защите нашей планеты, кто призывает к братству и равенству всех людей. В современном мире есть средства, чтобы распространить эти идеи. Молодые прогрессивные силы в России могут их использовать, опираясь на высокий уровень образования в вашей стране. Люди, которые не желают жить ни в современном капиталистическом мире, ни при авторитарном правительстве, сумеют наладить связи с прогрессивными силами в других странах.  Я верю в это. Не нужно быть частью того противостояния, которое ведут друг с другом наши правительства. Это на руку только националистам – а народы России и Франции могут найти возможности для сотрудничества. За последние десятилетия наши связи ослабли в силу трагических обстоятельств внешней политики. И сейчас нужно это исправить – потому что у мира, где все друг с другом воюют, нет будущего.

Беседовала Олеся Орленко


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах