Заявление лидера приднестровских коммунистов, депутата Верховного Совета ПМР Олега Хоржана

Заявление лидера приднестровских коммунистов, депутата Верховного Совета ПМР Олега Хоржана


В Верховный Суд Приднестровской Молдавской Республики,
В Государственную Думу Российской Федерации,
Уполномоченным по правам человека в ПМР, России, Молдове,
В международные правозащитные организации,
В средства массовой информации

Действующая приднестровская власть и Верховный Суд ПМР в составе судей Богданова И.И., Черного В.А., Пеньковского А.Н. продолжают нарушать законодательство республики и нормы международного права при рассмотрении сфабрикованного в отношении меня политически мотивированного уголовного дела. 6 июня 2018 года я был незаконно арестован на два месяца. Несмотря на истекший 6 августа 2018 года срок моего содержания под стражей, я по-прежнему нахожусь в тюрьме. Хотя судебного решения о продлении срока моего ареста нет.

Заключение под стражу – это не форма наказания, а всего лишь мера пресечения. Она применяется не в качестве кары за содеянное, а для ограничения возможности обвиняемого влиять на свидетелей, препятствовать в установлении истины по делу. В соответствии с нормами действующего законодательства, находясь под стражей, я имею право ежемесячно: на ведение переписки (без ограничений, под цензурой), на платные телефонные разговоры (без ограничений, в присутствии сотрудника Минюста) с родственниками или иными лицами по моему усмотрению.

Я являюсь депутатом Верховного Совета ПМР, лидером крупнейшей приднестровской политической партии, сопредседателем Союза оппозиционных сил Приднестровья – и, соответственно, должен выполнять возложенные на меня обязанности. Кроме того, у меня есть семья, родные, близкие мне люди, друзья - я имею право и должен с ними общаться.

С 3 июля 2018 года я направил в Верховный Суд ПМР 33 (тридцать три) заявления, где просил предоставить мне возможность реализовать мои права на ведение переписки, на платные телефонные разговоры и свидания с моими родными, друзьями, соратниками и помощниками. Все эти лица не проходят по сфабрикованному в отношении меня уголовному (политическому) делу, и законных оснований для ограничений общения с ними - нет.

Я провожу серьезную работу в Российской Федерации, связанную с упрощением получения гражданства РФ жителями Приднестровья, получения ими материнского капитала, лечения и обучения граждан ПМР в России. Кроме того, я считаю своим долгом доводить до сведения российского руководства правдивую информацию о происходящем в нашей республике.

В связи с этим, я посчитал нужным реализовать свое право на ведение переписки, телефонные разговоры и, в случае приезда, - свидания с моими коллегами, друзьями и соратниками в Российской Федерации: с руководителем фракции КПРФ в Государственной Думе РФ Зюгановым Г.А., с первым заместителем председателя Государственной Думы РФ Мельниковым И.И., с председателем Комитета Государственной Думы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Калашниковым Л.И., с губернатором Орловской области РФ Клычковым А.И., с губернатором Иркутской области РФ Левченко С.В., с первым заместителем председателя Совета СКП-КПСС, депутатом Государственной Думы РФ Тайсаевым К.К., с мэром города Новосибирска Локтем А.Е., с первым заместителем председателя Комитета Государственной Думы РФ Новиковым Д.Г., с депутатами Государственной Думы РФ Афониным Ю.А., Гавриловым С.А., Шаргуновым С.А., Кашиным В.И., Бортко В.В., Плетневой Т.В., Харитоновым Н.Н., Щаповым М.В.

Однако Верховный Суд ПМР и правящая приднестровская верхушка до сих пор не дают мне возможности реализовать мои права (за исключением свидания с моими родителями).

Более того, 18 июля 2018 года, по окончанию судебного заседания, судьи Верховного Суда, в ответ на законные требования прекратить нарушение моих прав, публично заявили: «Вас не для того изолировали, чтобы Вы могли общаться и встречаться». Этими своими откровениями судьи фактически признали, что и этот суд, и эта власть уже определили мне наказание в виде изоляции от общества – определили без вынесения приговора! Так как, повторяю, в соответствии со статьей 55 УК ПМР изоляция от общества – это форма наказания в виде лишения свободы. Еще не закончилось судебное следствие, не допрошены все свидетели, не исследованы доказательства, не зачитан (хотя и написан) приговор, - а меня уже признали виновным и назначили наказание.

Озвучив решение о моей изоляции, приднестровская власть честно признала, что истинная цель сфабрикованного уголовного дела – изолировать оппозиционного политика от общества, ограничить мою борьбу за справедливость и за права простых людей, не дать мне возможности доносить до руководства Российской Федерации правду о ситуации в Приднестровье.

Кроме того, приднестровская власть в категоричной форме запретила мое общение с самым дорогим и близким мне человеком – с моей женой. Почти три месяца у меня нет возможности с ней поговорить, ее поддержать, узнать о том, что происходит в семье. И понятно – уголовное дело разваливается в суде, свидетели прямо в судебном заседании меняют свои показания, опровергая обвинения следствия, в деле нет доказательств моей вины - и им нужно, чтобы я, во что бы то ни стало, признал свою «вину».

Но этого не будет!

Я не собираюсь жаловаться, что-то просить, о чем-то договариваться. Но считаю нужным обратить внимание Верховного Суда, депутатов Государственной Думы РФ, уполномоченных по правам человека в ПМР, РФ, РМ, правозащитных организаций, СМИ и простых граждан в ПМР и за пределами Приднестровья на истинную сущность и действия нынешней приднестровской власти. На нарушение основных прав и свобод граждан ПМР и грубые нарушения норм международного права.

В связи с тем, что данный состав Верховного Суда нарушил нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, озвучив (и, фактически, исполняя) мне наказание в виде изоляции от общества - без предусмотренной в законодательстве процедуры и без вынесения обвинительного приговора, на основании статей 22, 23, 42, 216, 236, в связи с тем, что основания для отвода суда стали мне известны после начала судебного следствия, считая, что данный состав суда заинтересован в исходе дела, принимая во внимание мною указанные обстоятельства, вызывающие сомнение в беспристрастности судей – заявляю суду отвод.

Требую передать это политически мотивированное уголовное дело на рассмотрение независимого суда.

Депутат Верховного Совета
Приднестровской Молдавской Республики,
Председатель Центрального Комитета
Приднестровской Коммунистической Партии,
Сопредседатель Союза Оппозиционных Сил Приднестровья
О.О. Хоржан


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях